Ольга Юшковская
ПЛЕННИЦЫ СТАНДАРТОВ
женский фитнес
«Фитнес-подснежники»: готовим тело к лету?
Пик продажи абонементов в фитнес-клубы приходится на конец февраля. И не трудно догадаться почему. Преобладающее большинство спортсменов-«подснежников» — женщины. Навязчивый страх растолстеть — обезофобия, о которой шёл разговор в предыдущем номере, многократно усиливается именно в этот период, когда приходится предъявлять миру своё истинное тело, плохо вмещающееся в прокрустово ложе навязанных стандартов красоты 90–60–90.
Откуда берётся этот страх и чего мы на самом деле боимся в предвкушении сезона купальников: складок на животе или осуждения тех, чьи тела стройнее, а значит лучше — с общепринятой точки зрения?
Борьбу c глобальной зависимостью от одобрения со стороны противоположного пола наглядно проиллюстрировала недавняя рекламная кампания #НиВКакиеРамки крупного производителя спортивной одежды Reebok, вызвавшая мощный резонанс в социальных сетях слоганами вроде «Пересядь с иглы мужского одобрения на мужское лицо», «Я принимаю себя раз в день после еды». Конечно же, их русскоязычный перевод скорее похож на хайп, но основной месседж очевиден: в выборе вида физической активности, одежды для спорта и «тела для лета» женщины слишком несвободны от мнения окружающих.
Проблема «неидеальности»
Немаловажную роль в формировании заниженной самооценки играют сами фитнес-клубы и работающие в них тренеры, которые олицетворяют культуру красивого и стройного тела и пропагандируют худобу как маркер здоровья. В современных украинских реалиях фитнес-индустрии трудно представить себе тренера по йоге весом в 130 кг, хотя среди уверенных в себе американок именно темнокожая пышка Джессамин Стэнли лидирует в топе самых популярных йога-тренеров и украшает обложки «йоговских» глянцевых журналов. Джессамин — символ как-то сказанной ею фразы: «Вес — это состояние ума. В нашем обществе осуждается любой, чьё тело отличается от тел моделей. Единственное, что вы можете контролировать, — вашу реакцию на всё это».
Среди знакомых мне людей найдутся полные и не очень, которые не ходят в фитнес-клубы и на пляжи по причине своей «неидеальности», тем самым загоняя себя в тупик. У одной моей знакомой нет купальника, — совсем нет, потому что она считает своё тело «непляжным». Вот такие непляжные, неидеальные, несовершенные люди ходят на тренировки к Джессамин Стэнли. Потому что полнота — это не всегда синоним болезни и неподвижности.
Триада женщины-спортсменки
Чем активнее прекрасная половина человечества с помощью диет и изнурительных физических нагрузок воюет с ненавистными килограммами, тем чаще кабинеты гинекологов и спортивных медиков посещают пациентки с основной жалобой: «У меня пропали месячные, но я не беременна».
Упс! Между этим есть связь? Да, притом прямая! Такое состояние врачи именуют «триадой женщины-спортсменки». В эту триаду входят: нарушения пищевого поведения (анорексия или булимия); аменорея (отсутствие месячных более трех циклов подряд); хрупкость костной ткани (остеопороз) и соответственно высокий риск развития переломов.
В большом спорте такая ситуация характерна для гимнасток и фигуристок, у которых каждый грамм тела на учёте, для бегуний на длинные дистанции, часами развивающих выносливость, а также в видах спорта, где есть деление на весовые категории (бокс, борьба). При соответствующей генетической предрасположенности «букет» из интенсивных физических нагрузок, строжайшей диеты, эмоционального стресса и жёстких рамок отбора может привести к подобному состоянию.
В последние десятилетия вышеприведенный список пополнили ярые поклонницы бодибилдинга, боди-фитнеса и фитнес-бикини. А с ними — сотни тысяч «стройнеющих» дам, ежедневно урезающих до минимума свой пищевой рацион и проводящих по нескольку часов в фитнес-клубах.
Что же объединяет всех этих женщин? Низкий процент жировой ткани в теле; именно он запускает каскад реакций, в конечном итоге приводящий к злополучной триаде.
Жертвы войны с килограммами
Мировая статистика, иллюстрирующая значимость данной проблематики, неутешительна. Среди заболеваний женщин в возрасте от 15 до 24 лет нервная булимия и анорексия занимают соответственно 8-е и 10-е место по степени ущерба здоровью как от самих расстройств, так и от их последствий: травм и повреждений. Смертность, связанная с нервной анорексией, у девушек в возрасте от 15 до 24 лет в 12 раз выше, чем от всех остальных причин. Количество детей до 12 лет, госпитализированных в связи с расстройствами пищевого поведения, возросло на 119 % за последние 10 лет, а нервная анорексия занимает 3-е место среди самых распространённых заболеваний подростков.
Зачем женщине жир?
То, что жировая ткань — это самостоятельный орган с высокой гормональной активностью, миру известно с 1994 года. Иногда самый большой орган. Во-первых, в жировой ткани синтезируется гормон пищевого поведения — лептин (от слова «лептос» — тонкий), или «гормон насыщения». Лептин подавляет аппетит. И контролирует женскую гормональную функцию. При критически низком проценте жира, снижении выработки лептина прекращаются овуляции и менструации.
Кстати, именно этот гормон играет с нами злые шутки, именуемые эффектом «йо-йо» при похудении: двойной возврат килограммов после недельного голодания. Восстановление «статус кво» на случай голода и жестоких пищевых ограничений — ещё одна функция лептина.
В жировой ткани осуществляется и синтез эстрогена — крайне важного полового гормона, который не только «делает женщину женщиной», но и хранит её от многих заболеваний. Роль жировой ткани в синтезе эстрогена особенно важна в период менопаузы: недостаток жира в теле женщины «за пятьдесят» и снижение индекса массы тела ниже 19 — самостоятельный фактор риска развития болезни Альцгеймера и остеопороза, потому что именно эстрогены — мощные протекторы костной ткани.
Старые джинсы — не критерий
Так каков же он — оптимальный процент жировой ткани в теле женщины?
Для наступления первых месячных он должен быть не менее 22–24 %, а масса тела девушки не может быть меньше 45–46 килограммов. Здесь кроется причина того, что у спортсменок наступление первых месячных смещается в среднем к 15 годам, в то время как у неспортсменок это происходит в 12–13 лет. Это не удивляет, ведь у гимнасток, пловчих, бегуний и фигуристок процент жира едва достигает половины от номинального значения; а у моделей фитнес-бикини — всего 5–6 %!
Вам не удаётся влезть в свои школьные джинсы? Есть хорошая новость: с возрастом оптимальный процент жира в организме женщины повышается! Для женщин от 20 до 40 лет он составляет 21–33 %; от 40 до 60 лет — 23–35 %; от 61 до 79 лет — 24–36 %.
Существует целый перечень косвенных исследований процентного содержания жира в теле, основанный на измерениях кожных складок и окружностей тела. Но если кого-то из вас всерьёз беспокоит этот вопрос — рекомендую самый современный в эпоху домашних смарт-девайсов композиционный анализ состава тела методом биоимпедансометрии.
Вместо эпилога
Итак, жировая ткань — это орган тела человека, который имеет свои функции. Критическое его уменьшение, как и чрезмерное увеличение, чревато серьёзными последствиями, среди которых «триада женщины-спортсменки» занимает не последнее место.
Если вас настигло одно из подобных состояний, первым делом восстановите свой пищевой рацион; голодание и низкокалорийные диеты (менее 1000 ккал в сутки) — путь в никуда. Уменьшите интенсивность физических нагрузок, если не ставите перед собой цель поучаствовать в ближайшей Олимпиаде. Наконец, разберитесь в своём психологическом состоянии, найдите способ снизить уровень разрушающего стресса, ведь цена за «кубики на животе» может оказаться непомерно большой.
И самый важный совет: полюбите своё тело как источник радости и удовольствия, — удовольствия от объятий и прикосновений, просмотра хороших фильмов и чтения книг, плавания, танцев и тёплого солнца. Ну и, конечно, вкусной и здоровой еды! Помните: идеальных тел, как и идеальных людей, не существует, а в погоне за мифической стройностью легко упустить самое главное. #пленницыстандартов